Василий Иванович Севрюков

На второй день я уже сидел за рабочим столом в редакции. А в шахтерском общежитии мне дали место, куда я и перетащил свои пожитки. Василий Иванович и Пирогов наставляли меня, в какие часы ходить на наряды — это когда в нарядной каждого участка собирается вся смена, чтоб перед спуском в шахту получить наставления и «втыки» от начальства. Там же проходит коллективный разбор, а то и разбирательство случившегося в предыдущую смену. В этих обсуждениях и появляются некоторые моменты, достойные отражения в газете. Для этого, конечно, надо хорошо знать характер работы навалоотбойщиков в добычных забоях, проходчиков на прокладке штреков, переносчиков транспортеров, машинистов врубовых машин, транспортников откаточных штреков и других добытчиков уголька. Я все старался запомнить и когда горняки уходили переодеваться в робы и получать лампы и противогазы, я подходил к начальнику участка или его заместителю, чтобы подробнее расспросить о текущих делах на участке.

Мои вопросы, как правило, снисходительно выслушивали и с той или иной мерой вежливости давали пояснения. В целом избегали откровенности, не признавались в оплошностях и недостатках работы участка, да и хвастали только под настроением. Много от таких бесед не наберешься. Я стал просить Василия Ивановича, чтобы он организовал мне спуск в шахту. Дело в том, что без допуска, без предварительной инструкции и сопровождения, в шахту пускать посторонних не положено. Василий Иванович признался, что уже несколько лет не спускался в шахту, пообещал сам сводить меня туда. И слово сдержал.

Ты одеваешься в чистое белье, в выстиранную робу штаны, надеваешь каску с лампочкой, на плечо вешаешь сумку с противогазом и идешь ко клети — такой шахтерский лифт, вмещающий десять-пятнадцать человек. Он болтается при быстром спуске, на тебя летят брызги, а то и потоки воды. На восьмисотметровой глубине клеть замедляет падение и жестко становится на подпорки. Мы выходим, а в клеть вкатывают вагонетку с углем или породой, чтобы тащить их вверх. Клети бывают в два-три этажа, соответственно и количество людей и вагонеток она везет во столько же раз больше. Если от воды, попадающей за шиворот при спуске, начинаешь ежиться, то в глубине забываешь об этом, потому что там жарко, обычно не менее 25 градусов. А забоях доходит и до всех 35 градусов. И хотя мощнейшие вентиляторы круглые сутки нагоняют туда свежий воздух, а оттуда отсасывают горячий, в целом там температура мало меняется.

Василий Иванович с удовольствие давал мне пояснения, когда мы проходили по штрекам. Вблизи ствола, по которому спускают и поднимают людей, поднимают вагонетки с углем и породой, с крепежными материалами и оборудованием, он хорошо ориентировался, то дальше уже несколько терялся. По мере выработки угля штреки удлинялись, увеличивалось число штрековых перемычек, возрастало количество дверей, помогавших направлять потоки нагнетаемого внутрь шахты воздуха. Эти потоки вентилировали воздух в штреках и забоях, чтобы дать людям кислород и снизить в нем опасное содержание метана, чреватого взрывами. Наша шахта относилась к сверхкатегорийным, где опасность выбросов и взрывов газов была чрезвычайно велика. Зато ее уголь относился к числу наиболее ценным, поскольку шел не только на топливо, но и на химическую переработку.

Василий Иванович в шахте приосанился, увлекся рассказами и с удовольствие просвещал меня в горном деле. Рассказал, почему в километровой глубине в штреке-тоннеле все время деревянное крепление пощелкивает, почему не стоит бояться шороха осыпающегося сверху песка, почему не потолок оседает вниз, а наоборот — поднимается вверх проложенный путь. Василий Иванович давал мне уроки геологии, который многими годами осваивал, погоняя лошаденку с тяжелыми нагруженными вагонетками.

Расчувствовавшись, Василий Иванович и пояснил мне, почему он настаивал, чтобы принять в редакцию меня, а не тех выпивох и лодырей, которых советовал Пирогов, лишь бы спихнуть часть своей работы на другого. Он возмущался, что Пирогов ни разу не удосужился спуститься в шахту. А ему нужен был любознательный и работящий человек. Он не настраивал меня против ответственного секретаря, советовал учиться у него написанию материалов, и пообещал не давать меня в обиду.

Мы поднялись из шахты уже с рассветом, помылись, оделись и пошли спать. К десяти часам к приходу Василия Ивановича я уже сидел в редакции. Он мне по-доброму улыбнулся. Когда я взял на себя работу ответственного секретаря доводить газету до конца в типографии — подчитка набранных материалов корректору, правка, сокращение и ликвидация «дыр» в полосе, моя значимость в редакции возросла. Пирогов, конечно, не упускал случая ткнуть пальцем в мои ошибки, в неуклюжие фразы в материалах, ворчал, что нечем забить полосы перед отправкой в типографию Я сознавал свои недостатки, переживал, что мало даю заметок и солидных статей, зарисовок, не расширяю тематику. Не раз вскакивал среди ночи, торопливо одевался, чтобы бежать и искать темы и факты для материалов. Смотрел на часы, приходил в себя и взбудораженный ложился в постель. Вот тогда я вспомнил слова парня из ленинградского райкома комсомола, когда он говорил, как трудно каждый день ходить в редакцию, искать темы и, насилуя себя, писать, писать. Борис не раз замечал мое нервное напряжение и старался успокоить.

Много раз я спускался в шахту уже с определенной целью: изучить работу конкретных специалистов, чтобы писать именно о них —так ходил по шахтным лабиринтам с маркшейдерами (технологи горного дела), с электриками, проходчиками, навалоотбойщиками, дежурными фельдшерами.

Со временем, я расширял тематику для материалов, научился отсеивать из разных фактов и явлений то, что годилось для газеты. Потихоньку освоил макетирование: пересчет машинописных материалов в гранки, подбор шрифтов, расстановку материалов в газете, расчет места для снимков, подбор заголовков и многое другое. Стал подменять Пирогова во время его нередких болезней.

Автор Галкин Игорь Александович. Содержание воспоминаний.

Предыдущая глава:
Приглашение в газету
← + Ctrl
Следующая глава:
Редакционные перестановки
Ctrl + →
Воспоминания папы
Василий Иванович Севрюков
Напишите письмо
© Галкин Вадим. 2007−2015.      Яндекс.Метрика

Портфолио

Коттеджный поселок «Медное»

Тверское городское БТИ

АН «Наш Дом»

Книги

Воспоминания папы

Учебник для заказчика сайта

Учебник для учителя

Интернет торговля

Рассылка email-писем с ePochta

Популярность покупок в Интернете сегодня

Торговля товарами из Китая — идея для заработка в Интернете

Моби-С: 1С на планшете

Мысли о веб-дизайне

Как создать шаблоны для сайтов с помощью фотошопа?

Секреты юзабилити интернет-магазинов

Изготовление пластиковых карт в Москве: как осуществляется печать изделий

О продвижении сайтов

Аудит сайта – как не дать порталу исчезнуть

Методы продвижения сайтов

Создание и продвижение сайтов