Преимущества столичных студентов

А в то время я старался как можно полнее воспринять все, что давала столица. Благо нам, студентам, предоставлялись часто билеты со скидками, а то и бесплатно. Я побывал во всех тогдашних московских театрах, концертных залах, на выставках. Даже успел побывать на американской выставке в Сокольниках в последний ее день, когда там Никита Хрущев встречался с вице-президентом Никсоном на кухне-экспонате. Мы этого, конечно, не видели, но в американской демократии могли наглядно убедиться. Была там некая площадка для общения с американскими гидами. Они давали пояснения к основным выставленным экспонатам, а также отвечали не любые другие вопросы. Наших людей интересовали заработки американцев, доступность жилья, автомобилей и вообще, есть ли в жизни американцев то, что демонстрируется на выставке? Ответы гидов были ошеломляющими, и тогда кто-то из собравшейся толпы старался противопоставить его словам нашу советскую политику.

После их крика гид спокойно говорил по микрофону:

−Что же вы с места говорите — ведь неслышно. Подойдите к микрофону или я сам к вам подойду, и говорите для всех.

Наши люди весело смеялись, дежурные агитаторы ругали Америку, а гид приглашал к микрофону любого желающего. А если таковых не находилось, он просил задавать новые вопросы. Вопросы были, гид спокойно отвечал, его комментировал «знающий» человек из толпы и не писаный сценарий повторялся очередной раз.

Напомню, что я приехал в Москву учиться, когда все мы уже начали спокойно рассуждать о недавнем прошлом, когда исчез страх перед репрессиями, но ленинская идеология оставалась неколебимой, наши идеалы не менялись. Не знаю почему, но этот период родил какой-то необъяснимый романтизм. Мы боготворили сказки «Алые паруса» и другие надуманные вещи А. Грина. Мы зачитывались повестями и рассказами Джека Лондона, первыми переводами Ремарка и Хемингуэя. Я впервые почувствовал тогда скромно укрытый за обыденными рассказами и воспоминаниями романтизм Константина Паустовского.

В первый ряд современных кумиров тогда вышли поэты Евтушенко, Ахмадуллина, Роберт Рождественский, Воскресенский. Они начали вытеснять на обочину не только Щипичева и Лебедева-Кумача, но и поэтов-фронтовиков. Только недосягаемой скалой оставался Твардовский, неожиданно остро выступивший тогда с поэмой «Василий Теркин на том свете». Я бывал на встречах с этими поэтами в Политехническом музее, на их громогласных выступлениях на площади Маяковского, в библиотеках, бывали они и у нас — в Коммунистической аудитории. Чем больше я их видел и слышал, читал, тем больше меня раздражало их самолюбование. Нам, привыкшим к высокой гражданской поэзии фронтовиков, преклонявшихся перед павшими, редко упоминавшими лично о себе, молодые да ранние поэты откровенно любовались собой, мелко задирались, претендуя на некую оппозиционность. Время от времени вижу их ныне на экране — такими нарциссами и остались. Жаль только рано умершего Роберта Рождественского, не утратившего своей гражданственности, патриотического пафоса. Я не хочу умалять их влияния — пусть их читают свои почитатели.

Автор Галкин Игорь Александович. Содержание воспоминаний.

Предыдущая глава:
Редколлегия «Морского водника»
← + Ctrl
Следующая глава:
Встречи с Шолоховым, Паустовским, Эдинбургом
Ctrl + →
Воспоминания папы
Преимущества столичных студентов
Напишите письмо
© Галкин Вадим. 2007−2015.      Яндекс.Метрика

Портфолио

Коттеджный поселок «Медное»

Тверское городское БТИ

АН «Наш Дом»

Книги

Воспоминания папы

Учебник для заказчика сайта

Учебник для учителя

Интернет торговля

Рассылка email-писем с ePochta

Популярность покупок в Интернете сегодня

Торговля товарами из Китая — идея для заработка в Интернете

Моби-С: 1С на планшете

Мысли о веб-дизайне

Как создать шаблоны для сайтов с помощью фотошопа?

Секреты юзабилити интернет-магазинов

Изготовление пластиковых карт в Москве: как осуществляется печать изделий

О продвижении сайтов

Аудит сайта – как не дать порталу исчезнуть

Методы продвижения сайтов

Создание и продвижение сайтов